Сегодня
16+
 

Игорь СНЕГИН

21 августа 11:28 / водка / льготы / сельское хозяйство / шахты 1743
Не уберегли и сахалинскую водку

БЛЕСК И НИЩЕТА МОНОПОЛИСТА Пятая часть

Как воздух или воду, нехватку электричества замечаешь в тот драматический момент, когда в сети возникает сбой. И комната, дом, квартал погружаюся во тьму. Недавно, если кто помнит, от одной уже мысли остаться в Южно-Сахалинске без света на пару дней (из-за ремонтных операций), возник нешуточный переполох. Правда, в сети Интернет. Хотя часть островной столицы дейвствительно испытывала напряг нервозности из-за плановых отключений.

На прошедшей неделе возникла и надежда, что монополия бензиново-мазутных двигателей, в буквальном смысле отравляющая жизнь, может серьёзно пошатнуться. Причём - даже в нашей стране! И этот лучик надежды удалось разглядеть на самом верху: пока известный оппозиционер дивился и негодовал наличию дорогого автомобиля «Тесла», оказавшемуся в распоряжении отпрыска кремлёвского небожителя, я про себя возрадовался. Потому что «Тесла» электромобиль!

Неужто однажды электромобили доберутся и до Сахалина - Курил?..

Ведь если в нашей углеводородной державе на нём уже накручивают километры те, кто диктует моду, значит, надежда есть. На то, что ещё при этой жизни смогу распахивать окно даже на проспекте Мира Южно-Сахалинска, не боясь задохнуться от выхлопных газов. Потому что, если уж «там», наверху, вчера совсем не пожалели денег на элитный электромобиль, то завтра, глядишь, более-менее доступные появятся и на наших островах. Например,E-Car GD04A «Дамер» (от 440 тысяч) до Mitsubishi i-MiEV или ВАЗ Ellada (в пределах миллиона «деревянных»). И значит, в один прекрасный день вытеснят бензиновые автозаправки с таким привычным жгучим амбрэ. А следом канут в вечность шлейфы выхлопного газа. Потому что появятся электрические, то есть, экологически чистые средства передвижения. Начиная с городских автобусов...

Размечтался, глядя на чужую «Теслу». Но реальность возвращает на землю. А с ней и все прелести-издержки сегодняшнего бытия. В котором из минусов - прохладное лето. Из неоспоримых плюсов - заметное снижение энерготарифа для физических лиц. То есть, прежде всего, для производств. А там, глядишь, и первая роскошная электрозаправка вырастет в Южно-Сахалинске. Ведь после ввода в строй первой очереди Южно-Сахалинской ГРЭС-2 электричества должно стать больше. И хочется думать, что станет оно ещё доступнее. И значит, самое время мечтать о стальных конях на самой загадочной для меня энергии.

Вволю намечтавшись, стоит вернуться назад, чтобы ещё раз многое проанализировать на этом рынке. И сделать выводы на завтра. Потому что  дотации и льготы на основу производства (энергию света и тепла) не всегда влекли у нас к снижению цен и тарифов - для всех. Итак, вернёмся лет на 16-ть назад. Благо, уже тогда довелось зафиксировать благие колебания в сторону тонущей промышленности.

ВСЕГДА ЛИ КОРМ В КОНЯ?

В предыдущей части мы вспоминали такие разные судьбы! Как и ныне, к счастью, процветающего совхоза «Тепличный», которому власти помогали выстоять всегда. В том числе и с помощью дотаций - льготных тарифов. А вот на другом фланге промышленности - не всё столь радужно.

В «Тепличном», благодаря доступному электричеству, лето никогда не кончается...

Самое время ещё раз вспомнить о бесславно почившей в базе шахте «Долинской». Хотя последней в 2001-м году перепадали рекордные для Сахалина 17 миллионов лимитированного (льготного) электричества. Но это, повторим, не привело к снижению аппетитов у хозяев предприятия (стоимость угля на рынке оставалась высокой). Не спасло и саму шахту, славившуюся отменным углем и своей историей, от бездарного затопления.

Долинская»: всё в прошлом?..

А ещё помогали птицефабрикам «Островная» и «Сахалинский бройлер» (была 16 лет назад у нас и такая, если кто забыл). И они тоже получали льготный тариф по лимитам - 76 копеек. На местных рынках, тем не менее, доминировали привозные радости из Приморья и Китая: были они, как правило, дешевле местных. Это с учётом транспортных издержек.

А местное яичко куриное прочно перешло тогда в разряд «золотых».

У «Тепличного» же, при повышении тарифа на тепло (для всех), сохранились низкие тарифы и на этот вид энергии тоже. Подпитывал предприятие и внебюджетный фонд области. Но умеренных цен на помидоры-огурцы как не было, так и нет. Хотя периодически, после «наездов» областного начальства, бывают периоды рекламного спада, но потом всё возвращается на круги своя...

В списке льготных потребителей электричества, большинство - это частные фирмы. Среди них и любимый поколениями островитян  Южно-Сахалинский кондитерско-макаронный комбинат (нынче раритетное слово «макаронный» заменили на более гламурное «мармеладный»). Причём, как и почти 20-ть лет назад, его шоколадные лакомства по цене крайне редко уступают привозным из Москвы. Что объяснялось народной молвой не столько «натуральностью продукта», сколько жадностью новых хозяев. Одним из первых был вездесущий и хорошо знакомый по предыдущим постам Николай Кран, которому, писали местные СМИ, особо благоволило тогдашние рулевые областного (а то и государственного) имущества. Помогала казна и таким акционерным обществам, как комбинат «Колос», он и поныне на слуху. Но не все пережили лихолетье, не смотря на щадящую тарифную политику.

ПОМЯНЕМ «КАТОРЖАНКУ»...

К примеру, флагман островного спиртпрома - АО «Ликёро-водочный завод» Южно-Сахалинска, таки загнулся в начале нулевых. И до конца осталось тайной истинная причина смерти - ведь пить горячительное мы, к чему лукавить, никогда не переставали. А в те нервные годы борьбы за выживание предпочитали местный разлив даже знаменитому столичному заводу «Кристалл».

Перед самим закатом предприятия, тогдашний его директор и хозяин Василий Ильич Лацина, на волне популярности своей продукции успевший избраться и позаседать в сахалинской облдуме, устроил мне как-то небольшую экскурсию. И даже подарил бутылку водки, названной собственной фамилией «ЛАЦИНА», ныне раритетной (увы, не сохранил, употребив по назначению).

Этот киевлянин успел неплохо порулить в Южно-Сахалинске, к слову, его земляки на Сахалине тоже преуспели - кто в строительном сегменте (ДСК) -до развала СССР, кто в исполнительной власти после кончины Союза. Так вот, Василий Лацина рассказывал мне о грандиозных планах. Потчевал почему-то заморским виски, попутно делясь планами переезда в Москву, где уже прикупил недвижимость. Помнится, ещё удивило его нежелание возвращаться в столицу Незалежной - он словно предчувствовал грядущий Майдан. Но кивал на супругу: ей больше нравится Москва.

А ещё, продолжая откровенничать за лёгкой дегустацией, искренне радовался поддержке - щадящим тарифам от местной власти (которую сам представлял, как депутат). Но сетовал на постепенное  удушение производства извне, идущее в том числе из Первопрестольной. Мол, очень много желающих захватить сахалинский водочный рынок, уже и оптовые склады готовы к приёму такого крепкого товара с материка. Но обещал сражаться, хотя уже было понятно из ранее сказанного: сматывает удочки...

Для справки-истории. Поностальгируем, добавим воспоминаний об этом заметном некогда предприятии.

Южно-Сахалинский ликеро-водочный вырос на базе спирто-водочного предприятия №1 местного треста пищевой промышленности (официальный день рождения, если у кого сохранилась бутылка «Лацины», «Монерона» или «Каторжанки» - 20 июня 1946 года). 

Ещё раньше, при самураях, где-то в здешних окрестностях (хотя в «Колосе» считают, на их «полях») разливали саке, о чём однажды мне рассказывал Кирилл Лавров, любимец публики и народный артист, а в 1945-м - солдат, освобождавший юг Сахалина от японцев. «В Тойохаре, нынешнем Южно-Сахалинске, - вспоминал Кирилл Юрьевич, - впервые хлебнул рисовой японской водки саке. Базировались мы за городом, в районе аэропорта Сокол, там же был штаб нашей армии. Кто-то из солдат поведал, что в разбомблённом заводе, производившем саке, сочится из канистр живительный напиток. Мы и поехали в город отведать, подставляя кто котелок, как я, кто флягу. Напиток мягкий, слабый, но если много принять на грудь, ноги начинали заплетаться, не слушаться. В минувшем году, если кому интересно, у меня об этом на РИА «Сахалин и Курилы» был отдельный пост «ПЕРВАЯ СЦЕНА БОЛЬШОГО АРТИСТА».

Так вот, с 1953-го - это уже ликеро-водочный завод Дальневосточного треста Главспирта Министерства промышленности продовольственных товаров СССР. В 90-е, после акционирования, здесь продолжили выпуск водок и различных настоек. Причём уже в капиталистическое время специалисты-технологи завода разработаны новые рецептуры, в числе многих наиболее яркими были «Охотское море» – «Путина», «Шторм», «Штиль» - в бутылках с дозатором, что тогда было ещё редкостью.

«По качеству они не уступают водке знаменитого московского завода «Кристалл», - напутственно бодрил тогдашний хозяин Василий Ильич.

Появилась на прилавках, повторим, и именная беленькая самого заводчика. И, скажу вам, тоже на уровне. Да и каких-либо жалоб не припоминаю.

Островитянки уважали (конечно, исключительно по-праздникам) «Рябину на коньяке» местного разлива. Правда, «багрянц и золото» островной рябины -это больше для радости глаз, а для крепкого напитка больше подходили привозные ягоды из Алтая.

Старались, что ни говори, на островном заводе применить смекалку и фантазию. И в каждый горячительный напиток добавить «изюминку». К примеру, водка, поименованная так смело «Штиль», включала в себя микроэлементы морской ламинарии, которые, если верить тогдашнему руководству, препятствуют накоплению солей тяжелых металлов в организме человека. И, что особенно вдохновляло сильную половину островитян, сие дополнение в хмельном пузыре «улучшает потенцию». Правда, слово штиль обещало более крепкий сон без излишеств, но реклама была, согласитесь, ударная...

Как мы уже знаем, в продажу поступал и «Шторм». В эту водку добавлялся уже настой имбиря, «обладающего общеукрепляющим действием». И способствующий лучшей очистке сосудов.

Так ли это  на самом деле, как твердили изготовители, не берусь судить. Только спрос на местные градусы был стабильно высокий. А местные водочники продолжали дивить пьющую публику новинками. К примеру, такой разновидностью 40-градусной, как «Старательская». Содержала, помимо градусов, душистый перец, «который согревает, снимает усталость и разжижает кровь». Ну как тут не выпить?!

Как человек, которому не чужды земные удовольствия, свидетельствую: наибольшей популярностью у нас пользовались такие отдохновения, как «Остров» и... «Монерон», который успел запатентовать на излёте 90-х тогдашний рулевой завода - незабвенный Макарян Юрий Андроникович.

Вот она, значит, такою была, этикетка водки  Монерон – «Макаряновки», которую ни в одном дегустационном зале мира уже, наверное, не попробуешь...

Отдадим должное этому самому колоритному руководителю Южно-Сахалинского ЛВЗ. Часто прозрачную продукцию его завода покупатели называли просто «Макаряновкой», что свидетельствовало об особом пиитете, почтении. И ещё это был знак Качества. От местных любителей, значит.

Помимо вытяжки из имбиря и внешне похожего на него корня калгана, «укрепляющего желудок», в водках обещали наличие трепанга и меда. Вот выдержка из патентной рецептуры «Монерона»: ароматный спирт калгана -4,5-5,5; водно-спиртовый настой трепанга первого слива крепостью 60% - 0,4-0,5; молочная кислота - 0,9-1,2; водно-спиртовая жидкость - остальное.

«Данная водка особая базируется на качественно новом и широком наборе биологически активных компонентов животного и растительного сырья». Что особенно интересно - эти сорта у нас стали подделывать первыми! Поэтому заводу пришлось менять дизайн этикеток.

Вот он, с такой любовью рождённый «Остров»...

ЧЕХОВЧАНЕ НЕ ОТСТАВАЛИ

При столь обильной рецептуре впору было открывать на Сахалине дегустационный зал, водить туристов: кому безалкогольной газировки из красники (клоповки по-местному), а кому и чего покрепче - фирменного, в ассортименте! Чем хуже крымской Ялты? 

Помимо ликёро-водочного завода в Южно-Сахалинске, в островной столице радовал добротным и недорогим коньячком местный пищекомбинат «Сахалинский». Опять же, пиво и воды «Колоса». Потом, нежданно-негаданно во весь голос заявил о себе Чеховский пищевой комбинат новыми сортами наливок, водками, газировкой. А также отменным маонезом... Всё благодаря легендарному директору Станиславу Дмитриевичу Березенко, впоследствии ставшим почётным гражданином Холмского района.

Правда, при всём его старании (и некоторых льготах на энергоносители) не удалось сохранить уникальное предприятие. Тогда, в лихие 90-е, здесь создали, пожалуй, лучшее на Дальнем Востоке отделение настоек. А расширить ассортимент оказалось проблемой. Да, был рецептурник с утвержденными напитками, описан состав, технология изготовления. По нему до поры до времени и делали напитки. Но в Первопрестольной придумали свои правила жизни. И чтобы выпустить какой-либо напиток, нужно было с образцом лететь в саму Москву. Там ждать дегустацию и, если повезёт, лицензию. Причём, на каждый предмет - свою.Отдельно на водку, на ликеро-водочные напитки. За каждую надо было платить по 40 тысяч рублей, ещё тех, додефолтных. И это не всё: на каждое изделие нужно получить свидетельство (и специальное удостоверение), подтверждающее, что Чеховский комбинат выпускает именно такой-то вид продукции.

Отдельная песня - лицензии...

Такой грабёж воцарился на столичном тракте.

Точнее, внешне всё под благовидным прикрытием. В Москве, не мудрствуя лукаво, укрупнили монстра - компанию «Союзплодимпорт». Которая и стала тем насосом по откачке средств у окраинных предприятий. Как? А просто - лихо запатентовав все вековые российские названия водочных изделий на себя. И стала деньги выгребать, то есть требуя их с производителей.

Например, 30 копеек за одну бутылку простой водки. А за «Столичную» - уже  один рубль. Так начиналась повальная и неправедная выкачка крови-средств. Хотя в рецептурнике, согласно закону об авторских правах, указываются завод и авторы напитка. Если б последние предъявляли претензии, это выглядело бы хотя бы логично. Однако причём здесь некая контора бездельников под флагом «Союзплодимпорт»? В чём их вклад? В среднем за одну бутылку туда было платить 50 копеек, а чеховчане разливали 20 тысяч бутылок только за смену. Набегала приличная сумма, которую цинично отторгали от производства.

Повторим, потом, оформив  документы, продукцию надо было везти в неблизкую Москву на дегустацию. Затем ждать выписки удостоверения, что пищекомбинат занесён в реестр по выпуску такой-то водки.

«Три миллиона туда, три миллиона обратно, два миллиона за оформление документов, - недоумевал Березенко. - Бумаги даются на два года, затем по новой всё оформлять. И платить, платить».

Продукция чеховчан, как и южносахалинцев,  практически во всех районах области пользовалась хорошим спросом. Но кому-то в столице было нужно обанкротить и это предприятие, тем самым, устранив конкурента материковской водке, в то время ещё и не всегда качественной. А убрав водку с линии, предприятие вообще стало нерентабельным на сладких напитках, соленьях и вареньях с майонезом...

От «Чеховского озера» тоже - одни воспоминания...

Как говориться, не мытьём, так катаньем популярные островные предприятия (ликёро-водочный завод, пищекомбинаты «Сахалинский» и «Чеховский»), выпускавшие добротную водку, были подведены под банкротство. Увы, как правило, не без помощи тогдашних руководителей области. И сегодня ни в одном специализированном вино-водочном магазине или супермаркете уже не купишь наливки или водки собственного производства...

Повезло тогда разве что «Колосу» - благо, он водку не разливал. Возможно, поэтому не столь прессовали. В том же 2001 году он, к слову, получил два миллиона киловатт-часов льготной энергии. Для сведения: энергетическая составляющая в 10 литрах пива (1 дал) - всего 1,15 процента. В газировке - почти в два раза больше - 2,13 процента.

Производство 10 литров водки (1 дал) требует 1,32 процента энергии. На килограмм птицы её же идёт 0,92 процента, на куриное яйцо - 1,64, на литр молока - 0,55, на килограмм пшеничного хлеба идёт особенно много - 6,25 процента...

Эти цифры мне озвучили в комитете (ныне министерство) экономики региона. Тем самым, показав, что энергосоставляющая в производстве важнейших товаров - не удушающая, как может показаться. И часто повальным банкротствам, получается, способствовали силы внешние, столичные. На примере Чеховского пищекомбината мы увидели, откуда «ноги выросли».

На этом фоне возникали и другие вопросы: зачем же, при таком раскладе, экономисты администрации области санкционировали внушительную дотацию на электричество тем, кто в работе себе в убыток замечен не был? Например, южно-сахалинскому молокозаводу в том же исследуемом нами 2001 году перепало 3,3 миллиона льготных киловатт-часов. Хлебокомбинату областного центра - 4,2 миллиона, как и ряду других солидных акционеров. Зато мелкие предприятия бились, как рыба об лёд, разве что для видимости создавая впечатление подобия конкуренции.

Не знаю, кому как, а мне понять логику тогдашнего чиновного люда так и не удалось. Да, производителей нужно поддерживать. Но почему в таком количестве? И даже тех, кого уже в Москве определили на заклание? А как определяются действительно самые нуждающиеся? И кто их слышит?

Наконец, самое главное. Почему после всех вливаний и вспомоществований цены на продукцию у доноров нашего бюджета упорно опускаться не спешили? А зачастую очень даже лихо шли в рост...

Или сама по себе причастность к касте социально-значимых уже индульгенция от равных с другими условий рыночной жизни? Особенно у таких востребованных производств, как хлебопекарня. И винокурня. Последнюю, правда, на острове активно помогали удушить, мы уже знаем, столичные фигуры. 

Зато почему-то выпадали транспортники, начиная с крупных перевозчиков, таких, как АО «Сахалинское морское пароходство». И не оно одно...

Комментарии

Еще записи этого автора

Как завести блог?

Блогеры

Комментарии в блогах

Популярное в блогах

Теги в блогах